Гунта Рудзите (Почетный президент Латвийского общества Рериха).

2013.

 

 

Биограф Рериха

Павел Фёдорович Беликов (1911-1982)

 

Один из более тщательно изучающих жизнь и творчество художника Николая Константиновича Рериха Павел Фёдорович Беликов жил в Эстонии, руководил в Таллине небольшим магазином русской книги Международная книга в 30-тых годах прошлого века. Оттуда новейшие научные книги часто заказывал сын Н.К.Рериха Юрий Рерих. (Из Москвы в те годы связи с зарубежьем были затруднены.)

П.Беликов также руководит в Таллине небольшой группой друзей-рериховцев. Переписывается, получает от Н.К.Рериха 15 писем. В группе участвует также его жена Галина Васильевна (1919-2002). Имеет сына Кирилла, дочь Елену.

Из-за заострения туберкулеза Беликов должен переселиться из Таллина в небольшое деревенское селение Козе-Ууэмыйза, около часа езды от Таллина, где работает главным бухгалтером.

Беликов рано, уже в конце 30-ых годов XX века, сам начинает писать философские труды о Н.К.Рерихе. Он едет также в Латвию, в Ригу к Рихарду Яковлевичу Рудзитису за материалами о Рерихах, пообщаться, побеседовать. Он был также на его похоронах в ноябре 1960 года.

В 60-тых годах Беликов получает заказ на книгу о Николае Рерихе от московского издательства Молодая Гвардия (серия Жизнь Замечательных Людей). Писать книгу должен вместе с искусствоведом Русского музея Ленинграда Валентиной Павловной Князевой (1926-2004).

Теперь Беликов ездит и в Ригу за материалами для книги, пишет письма. После ухода Р.Я.Рудзитиса переписывается с его дочерью Гунтой Рихардовной Рудзите (ок. 250 писем). Иногда я ездила к нему отвезти материалы. (В Таллин лишь пару раз, больше в Козе-Ууэмыйзу.)

Хорошо помню как в первый раз Беликов познакомил меня с Таллином. Главным образом, со старым городом, опоясанным высокой стеной. Высокая башня ратуши и статуя Старого Томаса наверху.

Беликов отвёз меня показать те места в Таллине, откуда Рерих рисовал Таллин. Также наверху около каменной стены, откуда был чудесный вид Таллина с башнею церкви. В картине Н.Рериха около стены стоит и смотрит Король (Старый король).

Залив морской с множеством островов; в картине Рериха по берегу моря спешит девушка в длинном народном одеянии (За морями земли великие).

Мы зашли поесть в небольшое кафе старого города, которое так отличалось от столовых того времени деликатностью, чистотою: небольшие белые фаянсовые чашечки, непринуждённый домашний уют, тишина.

Также в Козе-Ууэмыйзу он вёл меня в ближайший парк, где в имении жила графиня, которая о Н.К.Рерихе написала книгу.

Беликов жил на втором этаже небольшого белого двухэтажного наемного дома, с небольшим садом, где цвели цветы, росли разные овощи. Две небольшие комнаты: кабинет П.Беликова с книжными полками до потолка у всех стен. Диванчик. Письменный стол. Небольшой шкафчик с книгами Рериха, репродукциями его картин у стены. (Вначале материалов было мало, когда он закончил книгу, стало много.) Вторая комната светлая, белая у жены.

Он рассказывал, что любит литературу (было много собраний сочинений известных писателей, поэтов). В молодости он и сам писал стихи. Прочел мне несколько.

Позже он вошёл в ритм работы. Переписывался, также встречался со Святославом Николаевичем Рерихом (Он побывал и в Козе-Ууэмыйзе). Много писал и мне. Почти только вопросы, часто более двух десятков. Конечно, и я не на все вопросы находила ответы. Но помогло то, что я работала в Латвийской Государственной библиотеке.

Постепенно я вошла, углубилась в мир Рериха. Начала и  для себя собирать материалы о Рерихе и Латвии. Латвия неоднократно была упомянута и в очерках Рериха, как страна детства, страна его предков.

Книга Беликова вышла в 1968 году (повторно в 1972 году). Это было трудное время. Редактора часто ограничивали, диктовали своё. Необходима была большая сила духа, воля, смелость, чтобы высказать своё мнение. У меня на глазах Беликов сильно вырос. Если его статьи конца 30-тых годов о Рерихе были философски расплывчатыми, книга была концентрированной, богатой фактами, с хорошим языком.

Он сам рассказывал, как часто материалы сами приходили, как под магнитом, помогли обстоятельства. Так Беликов мало знал о Рерихе-витражисте. Один раз в поезде Беликов читал книгу очерков Рериха. Вдруг напротив сидящий заинтересовался им. Рассказал, что его отец В.Фролов работал витражистом вместе с Николаем Константиновичем, мог многое рассказать. И мне Беликов привёз пригоршню позолоченных кусочков стекла из мастерской Рериха.

К сожалению новая книга о Рерихе была двух авторов. Ведь сам Беликов был бухгалтером. Ему помочь должна была Валентина Павловна Князева, искусствовед, работающая в Русском музее тогдашнего Ленинграда. Но у Князевой не было времени даже прочесть написанное Беликовым, он с грустью рассказал. Хотя на книге красовались два имена.

Когда я была в Ленинграде, я спрашивала у Князевой, почему из картин Н.К.Рериха (их в Русском музее были 412; 300 были переданы Ю.Н.Рерихом) выставлены так мало, не больше 212? Она ответила: И это много! Мне Рерих не очень нравится. Мне Александр Бенуа нравится гораздо больше. И от него тоже выставлены лишь 2 картины. . На экземпляре книги, которую Беликов мне подарил, было написано его рукою: Соавтору Гунте Рудзитис П.Беликов.

Мы с Беликовым встречались также на конференциях, посвящённых Рериху: в Москве, в Новосибирске и т.д.

Мою книгу-альбом Рерих и Латвия хотели напечатать в Риге, включили в издательский план уже в конце 80-тых годов издательства Лиесма (Также переписку моего отца с Рерихами). Но быстрым темпом возникали частные издательства, типографии. Государственные предприятия перестали действовать.

Беликов сильно переживал отношение некоторых новосибирцев к постройке Музея Рериха в Верхнем-Уймоне (1976 1979). После возвращения домой у него был инсульт. Несмотря на это он пытался продолжать писать. Теперь уже более объёмистый труд о Рерихе. Дошёл уже до Карельского периода в жизни Рерихов. Ушёл среди работ

 

2013.

 

info@latvijasrerihabiedriba.lv