Женский образ в картинах Николая Рериха

 

Женский образ – один из главных в творчестве Николая Константиновича Рериха. Иногда мне кажется, что все они в том или ином аспекте отображают спутницу его жизни, другиню, вдохновительницу Елену Ивановну Рерих, несмотря на то, что чаще всего это легенды, собирательные образы, символы.
 

Первые импульсы для живописи Рериха дали археологические раскопки, которыми он увлекался с юных лет, наряду с народным эпосом России и Скандинавии. Живое воображение подростка не могло удовлетвориться бесстрастными изображениями найденных в курганах вещей: украшений, остатков одежды. Перед его глазами вставали древние викинги и рядом – их гордые, благородные жены.
 

Женщина в вышитой одежде, с цветущей веткой в руках, спускается по весеннему склону. Женщина, идущая у моря, полная тоски по дивным заморским землям (две картины „За морями земли великие”, 1910).

 

В 1910 г. Н.К.Рерих в последний раз посещает столь любимую им Ригу, затем присоединяется к семье в Эстонии. Впоследствии он пишет: „Второй приезд в Гапсаль – через много лет – был уже в 1910 г. Там же были написаны несколько картин. „За морями земли великие” – эта картина была впечатлением побережья. Северянка, навстречу дальнему ветру, мечтает о неведомых чудесных землях, о той сказочной стране, которая живет в сердце человеческом” (Н.Рерих. Эстония. – Zelta gramata. 1938).
 

„Жизнь сама сложностью своею повелительно созывает строителей. В разных концах земли женщины мечтают: „За морями земли великие”. Именно этот облик женщины, устремившейся к крайнему берегу в осознании сужденных сокровищ духа, казался мне в этой картине” (Н.Рерих. Женщинам. – Держава Света).
 

Близки этим двум картинам „Ункрада” (1909) – девушка на цветущем холме среди молодых берез – и „Граница царства” (1916).
 

Женщина для Н.К.Рериха прежде всего – мать, он преклоняется перед образом женщины-матери, ее любовью и самоотверженностью. Потому столь величественны и сердечны образы Богоматери на его иконах, как и образ Царицы Небесной на стенописи храма Св.Духа в Талашкино (1911–1914). Художник использует свои светлые, глубокие символы, пишет не по обычному канону. Ему хочется вложить все самое красивое.
 

„Высоко проходит небесный путь. Протекает река жизни опасная. Берегами каменистыми гибнут путники неумелые: незнающие различать, где добро, где зло.

Милосердная Владычица Небесная о путниках темных возмыслила. Всеблагая на трудных путях на помощь идет. Ясным покровом хочет покрыть людское все горе, греховное. <…> …За людской род возносит моленья. Трудам Царицы ангелы изумляются” (Н.Рерих. Царица Небесная. – Сказки).
 

Здесь и „Турфанская Мадонна” (1924), сердечная „Madonna Laboris” („Труды Мадонны”, 1936):

„Обеспокоился Апостол Петр, ключарь Рая. Сказывает Господу: „Весь день берегу врата, никого не пускаю, а наутро новые люди в Раю”.
И сказал Господь: „Пойдем, Петр, ночным дозором”.
Пошли ночью и видят: Пресвятая Богоматерь опустила за стену Рая белоснежный шарф Свой и принимает по нему какие-то души.
Возревновал Петр и вмешаться хотел, но Господь шепнул: „Ш-ш! не мешай!””
 

И вспоминаются слова: „Как же быть вам? Именно уцепиться за Меня крепче и представить себя среди океана, где лишь Хатык Матери Мира бережет. В борьбе со тьмою необходимо неслыханное упорство, которое откроет все прекрасные возможности” („Сердце”, 203).
 

Мать – охранительница. Потому и свой Пакт, и Знамя Мира Рерих отдает под защиту Мадонны. Это „Madonna Protectrix” (1933), покровительница памятников культуры. И „София Премудрость” (1932) в языках пламени подняла Знамя Мира над всей планетой.
 

И, наконец, „Владычица червонно-пламенная” – „Мадонна Орифламма” (1932), женственная и величественная, словно мадонна Леонардо да Винчи, держит в руках развернутое Знамя Мира, охраняющее культуру, достижения всех веков, всего мира, где в кругу беспредельности – прошлое, настоящее, будущее; три мира – физический, мир чувств и ментальный; наука, искусство, религия.
 

Как апофеоз, Н.К.Рерих пишет картину „Матерь Мира” (два варианта, 1924) по указанию Учителя, согласно видению Елены Ивановны. Может быть, здесь и надо искать ключ к словам Николая Константиновича, что на картинах его должны были бы стоять две подписи – его и его жены.
 

В сияющих голубовато-лиловых тонах, у реки Жизни, на фоне звездного бездонного неба, великий Образ. Сам Рерих пишет: „На всем Востоке и на всем Западе живет образ Матери Мира и глубоко значительные обращения посвящены этому высокому Облику. Великий Лик часто бывает закрытым, и под этими складками покрывала, сияющего квадратами совершенства, не кажется ли тот же Единый Лик общей всем Матери Сущего!” (Н.Рерих. Великая Матерь. – О Вечном). Это „ Матерь Христа и Будды. Та, которая учила и рукоположила Их на подвиг. С давних пор Матерь Мира посылает на подвиг” (Листы Сада Мории, II, 220).
 

Через творчество Н.К.Рериха проходят образы женщин разных народов, разных эпох. Это легендарные образы, или же эти женщины сами стали легендами, символами.
 

Здесь и русская „Василиса Прекрасная”. Звали ее прекрасной, звали премудрой. Жила среди цветов, любила их. Была сама как цветок, легкая, красивая. У богатыря Микулы была дочь Василиса. Спасла мужа. Можно вспомнить и Марью Моревну, и Елену Прекрасную.
 

Здесь и „Настасья Микулична”. „Величественный прообраз русского женского движения давно как был близок”, пишет Н.К.Рерих уже в 1939 году. Но картина написана в 1943 году, когда русские женщины стали героинями.
 

Скандинавская Сольвейг („Ждущая”, 1941).
 

Из Индии приходят образы „Девассари Абунту” (1906), „Огни на Ганге” (1947). – „А венки и свечи добрых молений, посылаемые по течению Ганга?” (Н.Рерих. Струны земли. – Пути Благословения).
 

„Женщина … совершала на берегу утреннюю пранаяму. Вечером, может быть, она же послала по течению священной реки вереницу светочей, молясь за благо своих детей. И долго бродили по темной водной поверхности намоленные светляки женской души” (Н.Рерих. Алтай-Гималаи).
 

„Песнь утра” (1920). Полуобнаженная девушка с цветком лотоса у водопада. В книге „Алтай-Гималаи” Н.К.Рерих говорит: „Сказка водопадов! Целая симфония из узорчатых струй”.
 

В другой картине („Песнь водопада”, 1937) восточная женщина склонилась над струнным инструментом. Говорят – струны начинают звучать, отвечая водопаду. Много легенд на Востоке о восприятии ритмов воды в музыке, в поэзии.
 

Близка Н.К.Рериху и популярная персидская легенда „Хосров и Ширин” (триптих, 1938). В сюжете, скорее всего, использованы поэмы Низами. Его работам свойственны глубокие мысли, у него были обширные знания по астрологии, о душе и теле человека.
 

Главный образ – девушка Ширин, одаренная умом, твердей волей, красотою. Любовь к Ширин облагораживает и Хосрова.
 

„Когда на небесах любви возникла сила, она для бытия нам землю сотворила.”
 

В первой картине Хосров томится перед замком Ширин. На второй он показан мудрым творцом и строителем, идущим по пустыне со своей киркой на плече.
 

Рерих смело пользуется историческими обликами, чтобы донести до зрителя свою мысль. Как иконописец, он берет известную форму и заполняет своим содержанием.
 

Он пишет „Принцессу Вэнь Чэнь”, которая принесла в Тибет буддизм, „Мать Чингиз-Хана” (1931), едущую по степи. И Алтай. – Именно девушка-пастушка узнала „Ойрота, посла Белого Бурхана” (1924). На Алтае издавна были известны легенды о Беловодье (Шамбале) и Белом Бурхане (Будде), пришедшие с Востока.
 

Здесь и исторические картины: триптих „Жанна д’Арк”, символ преданности и мужества, прославление героини, отдавшей жизнь за родину.
 

„Вестник” – картина, посвященная великой русской деятельнице Елене Петровне Блаватской.
 

Молящиеся Жанна д’Арк, Дакша („Властитель ночи”, 1918), „Терафим”. Где граница между историей, легендой – и воительницей, другиней Еленой Ивановной Рерих? Она – „Ждущая” (1941). Недаром в первом варианте изображены четыре фигуры („Вечное ожидание”, 1918). Также женский образ в лодке „Клад захороненный” (1947) – столько лет она ждала возможности принести Родине собранные за всю жизнь Знания, все, ради чего она жила.
 

Всю жизнь она и для Николая Константиновича Рериха, и для многих других была „Ведущей” (1944), самоотверженной и устремленной, „Огненные мысли” которой непрестанно помогали миру. Не случайно Николай Константинович пишет картину „Держательница Мира”, где на фоне голубых гор всем известный образ Уты из Наумбурга. И, может быть, это что-то подскажет нам.
 

Но самая торжественная картина, где Елена Ивановна изображена как Матерь Агни-Йоги („Агни-Йога”). Рерих подчеркивает, что Она – наша духовная Мать, которая принесла светоч в мир, прошла многие испытания, совершила великий труд. Она и на триптихе „Fiat Rex”, и на картине „Сожжение тьмы”.
 

„Под многочисленными покровами человеческая мудрость слагает все тот же единый облик Красоты, Самоотверженности и Терпения. И опять на новую гору должна идти женщина”.
 

Гунта Рудзите

(почетный президент Латвийского общества Рериха)